• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: фанфик (список заголовков)
04:07 

Твои руки

Шизофрения, как и было сказано
Джон смотрит на сидящего напротив Шерлока.

Пустой взгляд, напряжённо сжатые челюсти, беспокойные руки.

Шерлок в сотый — а может, в тысячный — раз начинает нервно ощупывать свои пальцы. Сначала большой палец левой руки. Проксимальная фаланга. Дистальная фаланга. Указательный палец. Секундные остановки: проксимальная фаланга, средняя фаланга, дистальная фаланга. Средний палец. Безымянный. Мизинец. Переходит на правую руку. Каждая фаланга каждого пальца. Кожа уже слегка покраснела от постоянного трения.

Джон не может больше на это смотреть — его сердце разрывается от сочувствия.



@темы: Джон Ватсон, Фанфик, Шерлок, экшен

22:24 

Маскировка

Шизофрения, как и было сказано
— Чёртов фрик, — проворчала Салли Донован, мрачно глядя на тёмное складское здание. — Может, его там прибьют, пока мы ждём группу захвата?

— Сержант! — раздражённо рявкнул Лестрейд. — Это заложник! Гражданский заложник, — произнёс он с нажимом.

Донован непримиримо фыркнула.

— Он сам виноват, нечего было лезть! Пусть бы его спасал его докторишка, избавились бы от обоих этих придурков.

— О, чёрт! Кто-нибудь сказал Джону, что их нашли? — Детектив-инспектор схватился за щёку, словно у него заболел зуб, вытащил мобильник и отошёл в сторону.

— Кто такой Джон? — тихо спросил сержант Хоуп, новичок в этой команде. О Шерлоке Холмсе он уже был наслышан, причём все отзывались о нём, как о на редкость неприятном человеке, даже если называли при этом гением.

— А, никто. Бегает за фриком хвостиком, в рот ему заглядывает, — пренебрежительно сообщила Салли. — Вроде доктор. Ничего из себя не представляет, так, бесплатное приложение к Холмсу. Только и слышно: «Ах, Шерлок, это потрясающе! Ах, Шерлок, это изумительно!» Рыба-прилипала. Вроде друг — будто с этим психом можно дружить! Хотя кое-кто говорит, что они голубки.

— Его мобильный отключен, — хмуро сказал Лестрейд, возвращаясь. — Надеюсь, он не…

Из здания послышались выстрелы, перешедшие в беспорядочную пальбу, кто-то закричал. Донован дёрнулась — в этом вопле слышался смертельный ужас.

— Твою мать! — инспектор прикрыл лицо рукой. — Ну как я это объясню, а?

Ворота склада чуть приоткрылись, наружу выглянул невысокий светловолосый мужчина в чёрной куртке, крикнул:

— Чисто! Скорую сюда!

Лестрейд сорвался с места.

— Джон! Какого хрена, ты подождать не мог?! Группа захвата в пути! Там хоть кто-то живой остался?

— Возле входа слева. Да, им тоже нужна медицинская помощь, но это не срочно. — Он едва заметно усмехнулся. — Они могут и подождать, в отличие от Шерлока.

Врачи с носилками и детектив-инспектор забежали внутрь.

Этот Джон? — уточнил Хоуп у Донован, стоявшей с приоткрытым ртом.

Она медленно кивнула.

Ворота склада распахнулись, Лестрейд крикнул:

— Свободные врачи, сюда! Криминалисты, за работу! Труповозка ещё не прибыла? Дайте отбой группе захвата!

Он посторонился, давая дорогу медикам с носилками. Хоуп глянул на маленького серого человечка, который шёл рядом с ними, спокойно улыбаясь лежащему на каталке Холмса. Тот смотрел на своего — друга? любовника? — с восторгом и что-то беспрерывно говорил, постоянно сдвигая кислородную маску, которую Джон с мягкой настойчивостью снова и снова прижимал к его лицу.

— Что-то не похож он на рыбу-прилипалу. Скорее, на песчаную акулу, — задумчиво сказал Хоуп, провожая взглядом ещё нескольких медиков, бегущих к складу. — С очень хорошей маскировкой. Не заметишь, как без ноги останешься... Или без головы.

— Пять, мать их, трупов! — простонал подошедший инспектор. — Что мне писать в отчёте?! Что они сами застрелились? Сигареты есть? — Сержанты дружно замотали головами. Лестрейд выругался. — За работу, что стоите?

Донован, подойдя к зданию, оглянулась на первую скорую, в которую уже погрузили фрика, и встретилась глазами с «бесплатным приложением к Холмсу». Спокойный взгляд уверенного в себе человека и добрая улыбка заставили её вздрогнуть. Ей показалось, что мимо прошёл страшный хищник, обратив на неё внимания не более, чем на камни под ногами. Сержант нервно сглотнула и поспешила войти в склад. Её мировоззрение только что перевернулось с ног на голову, и теперь ей нужно было научиться с этим жить.


@темы: фанфик, драббл, Шерлок

01:01 

Жил-был Холмс...

Шизофрения, как и было сказано
Когда-то в одном Лондоне жил Холмс. Звали его Шерлок.


@темы: Шерлок, пародия, стёб, фанфик

02:49 

Абонент вне сети

Шизофрения, как и было сказано
Мобильник Джона тихо заиграл стандартную мелодию вызова. «Номер абонента не определён». Снова.

Уотсон нахмурился. Эти звонки начались около месяца назад. В трубке молчали, только раздавалось иногда негромкое потрескивание статических разрядов, что вообще-то было нетипично для мобильной связи. Иногда Джон позволял себе думать, что это Шерлок. Может, он всё же выжил? Может, он звонит, когда ему нужна поддержка? Потому Джон отвечал на эти звонки и никогда не отключался первым. А в трубке молчали.

— Уотсон. Слушаю.

@темы: Джон Уотсон, Фанфик, Шерлок Холмс, даркфик, десфик

00:06 

Вдогонку

Шизофрения, как и было сказано
Время шло. По крайней мере, Шерлок так думал, хотя иногда ему казалось, что время шло рядом с ним. В его мозгу тикал метроном, который Шерлок завёл, чтобы не потеряться. Тик-так, тик-так, раз шаг, два шаг…

Потеряться было слишком легко, как и найтись — пустыня была одинакова во все стороны. Круглый горизонт. Абсолютно сухая глинистая почва с вкраплениями мелкой слюды блестела под не двигающимся солнцем. Трещины образовывали идеальные одинаковые нонагоны, и сначала это Шерлока бесило. Почему именно девять углов?! Через пятнадцать тысяч восемьсот двадцать одну секунду он перестал обращать на это внимание.

На пятнадцать тысяч восемьсот двадцать второй секунде он запретил себе думать о том, почему солнце не двигается, а также почему он не чувствует жажду и голод. Шерлок решил, что способность мыслить ему важнее ответов на явно безответные вопросы. Проще говоря, он решил позволить себе не сходить с ума.

Вопросы о том, как он сюда попал и почему должен идти, были отвергнуты не менее решительно.

Шерлок просто не помнил. Если бы не метроном в мозгу, он был бы уверен, что идёт по этой пустыне вечно.

Иногда мимо пролетали воробьи и минуты. Шерлок отличал их по теням. Дважды, не останавливаясь, проехал поезд, окатывая Шерлока горячим паром и слюдяной пылью. Возникал ниоткуда и исчезал у Шерлока за спиной.

Шерлок продолжал идти.

Солнце не двигалось с места с упорством лампочки. Небо было похоже на крашеный берлинской лазурью потолок. Оно тоже было покрыто трещинами, отражая землю.

К счастью для Шерлока, солнце стояло не совсем в зените, и он шёл, повернувшись к нему спиной. Впереди него двигалась его тень, позволяя ему не ослепнуть от блеска слюды и заодно задавая направление.

Иногда проплывали миражи, исчезая при малейшем движении в их сторону. Труднее всего Шерлоку было проходить мимо дома, выглядящего в точности как дом 221 по Бейкер-стрит. Несколько раз в окнах или на пороге Шерлок замечал Джона, но очередное видение осыпалось сухой старой штукатуркой, и у Шерлока в глазах закипали слёзы. Это было больно, но через три секунды глаза восстанавливались, и он шёл дальше.

Ровно через восемнадцать тысяч секунд за Шерлоком захлопнулась дверь, но вокруг ничего не изменилось. Разве что мимо начали летать ещё и обрывки мелодий, и теперь Шерлоку приходилось иногда вытряхивать из ушей особо назойливые ноты.

Потом он, так и не поняв как, оказался в толпе овец. По земле был расстелен ситец с цветочной набивкой, овцы поедали цветы и пухли, становясь похожими на ватные шарики. Они росли, сдавливая его со всех сторон, и Шерлок запаниковал. Он закричал: «Джон!», и его внезапно вытряхнуло из подушки, как старое перо. Овцы исчезли вместе с ситцем своего бытия, а сам Шерлок вновь очутился в знакомой пустыне.

— Джон… — с робкой надеждой повторил он, но больше ничего не происходило.

Хуже всего было то, что Шерлок при этом сбился со счёта. Растерянно оглядевшись, он вновь нашёл свою тень и отправился её догонять. И когда горизонт впереди резко приблизился, Шерлок прибавил шаг.

Это была река. Широкое, очень глубокое и совершенно сухое русло. Другого берега не видно, а к большому камню, прямо к которому шёл Шерлок, была пришвартована лодка, покачивавшаяся на невидимых волнах.

Лодочник поднял голову, блеснув монетами в глазницах.

— Привет, Шерлок!

— Ты?!

Это было невозможно, хотя что из происходящего было возможным? Придерживая веслом лодку на одном месте, перевозчик ухмылялся довольным черепом.

— Я умер? — почти спокойно спросил Шерлок.

— Кто тебя знает? — парировал лодочник. — Но я тебя долго жду.

— Русло сухое.

— Эта река существует лишь для тех, кто течёт вместе с ней. Решай сам.

Шерлок покорно забрался в лодку. И вздрогнул — в реке была не вода. Тихие слабые тени легко относили лодку от берега, едва слышно стеная.

— Я не хочу здесь быть.

— Никто не хочет.

— Разве я не должен заплатить за перевозку?

— За всё заплачено, Шерлок.

— Это Стикс?

— Нет. Эта река не имеет названия, но если хочешь, можешь именовать её Коцитом.

— Река воплей? Но они почти молчат…

Лодочник усмехнулся, и в ту же секунду из-под лодки раздался отчаянный крик:

— Шерлок, нет! Шерлок!

Шерлок зажмурился и прикрыл уши ладонями. Лодку внезапно сильно тряхнуло, потом ещё раз — и он вылетел из неё прямо в ледяные объятия теней. Шерлок успел заметить, как исказилось в ярости лицо перевозчика, а потом его схватили за руку и потащили прямо сквозь текучую адову трясину, и он снова закрыл глаза, пытаясь сохранить хотя бы остатки рассудка.

Оказавшись на берегу, Шерлок изо всех сил сжал ладонь и принялся отплёвываться от останков чужих жизней. Лодочник бешено греб к нему, но утлое судёнышко несло прочь от берега.

К Шерлоку осторожно, ступая боком, подошёл автобус. Шерлок сел в него и направился к выходу. В его ладони бился, обжигая, поцелуй Джона, и Шерлок был намерен его вернуть.


@темы: эксперимент, дарк, Шерлок, Фанфик

09:42 

Сосед

Шизофрения, как и было сказано
…А в квартире сверху жил ангел.

Шерлок не задумывался, откуда он это знает. Просто знал, ещё с тех пор, как в первое же утро в новой спальне нашёл на подоконнике пушистое перо — белое, с необычным жемчужным отливом.

Ангел был прекрасным соседом. Лучшим из всех возможных. Он был тихим, даже шагов его не было слышно. Ну конечно, он же не ходит, а летает, думал Шерлок. Правда, к нему часто прилетали птицы, и тогда Шерлок просыпался от шума крыльев и звонкого чириканья. Но это не раздражало.

Ангел питался печеньем. Шерлок это вычислил по крошкам, которыми сосед сверху кормил птиц. Летом Шерлок оставлял для ангела печенье на подоконнике открытого окна своей спальни, и тот его забирал и съедал. Тогда Шерлок начал экспериментировать с напитками. Сок привлёк с десяток ос, молоко — пару бродячих котов. Кофе просто остыл, как-то совершенно безнадёжно, как и чёрный чай. Зато чашка чая с молоком исчезла на несколько минут и вернулась на подоконник пустой и чистой.

Шерлок улыбался.

Ангела часто не было дома, но Шерлок всегда знал, когда он возвращался. В квартире сразу свежел воздух, зимой становилось теплее, летом прохладнее. Если в камине горел огонь, он вспыхивал светло, пламя становилось чистым и ярким. Когда ангел возвращался домой, туман за окном рассеивался, дождь прекращался, а Шерлок внезапно находил разгадки самых запутанных дел. И в благодарность даже зимой открывал окно и угощал ангела чаем с молоком и печеньем.

Ангел за это гладил Шерлока по волосам. По утрам, в полудрёме, Шерлок чувствовал лёгкие прикосновения, словно ветер перебирал его непослушные пряди, легонько щекоча шею или висок едва ощутимым дыханием. В такие дни Шерлок писал музыку, от которой у слушателей замирало сердце и блестели слёзы на глазах.

Иногда ангел смеялся. Шерлок не смог бы описать этот звук, потому что это не было звуком. Просто душу вдруг обнимало тепло, и уголки губ сами ползли вверх, и настроение, каким бы ни было до этого, резко улучшалось, и хотелось смеяться в ответ.

Конечно, кто-то мог бы сказать: «Как же так, это же Шерлок Холмс, холодный логический рассудок, чистый разум, не верящий в невозможное». А Шерлок и не верил. Он твёрдо знал, что совсем рядом с ним живёт чудо.

Шерлок никогда не спрашивал о соседе сверху миссис Хадсон. Не то чтобы он боялся, просто… Боялся. Ведь чуду иногда довольно неосторожного слова, слишком пристального взгляда — и оно растворится в городском шуме как не было.

Даже в самые отчаянные приступы скуки Шерлоку не приходило в голову подняться наверх и проверить, а что же сейчас делает его ангел. Он метался по квартире, рычал на добрую домохозяйку, взрывал колбы и жестоко терзал скальпелем «образцы» из морга… А потом словно кто-то с усмешкой дул ему в затылок — и скука отступала. Шерлок облегчённо вздыхал и шёл разжигать камин. И, сидя у огня, так ясно представлял себе сидящего рядом ангела, что почти чувствовал прикосновение его плеча и изо всех сил боролся с желанием положить на это плечо свою тяжёлую голову.

А потом Шерлок взял То (проклятое) Дело и наступил Тот (проклятый) День. Снайпера взяли люди Майкрофта, а Шерлок стоял посреди гостиной, не обращая внимания на ледяной ветер, задувавший в разбитое окно, и неотрывно смотрел на то, что лежало на полу. Появившийся откуда-то Майкрофт с нетипичным беспокойством потряс его за плечо.

— Ты цел? Всё в порядке? Он в тебя не попал?

— Нет, — безжизненно сказал Шерлок. — В меня не попал.

Майкрофт тоже опустил взгляд, но, конечно же, не понял, что значили эти несколько белых перьев на ковре.

…Через неделю Шерлок перестал оставлять чай на подоконнике. Его всё равно никто не пил.

Птицы прилетали ещё с месяц.

***

— Здесь всё изменилось…

Рука Шерлока дрогнула, и жидкость из пипетки попала совсем не туда, куда было нужно, но это уже не имело значения. Эксперимент его больше не интересовал. Он не мог ошибиться — от звука незнакомого голоса в душе разлилось очень даже знакомое тепло. Не отдавая себе отчета, что это просто неприлично, Шерлок напряжённо смотрел на говорившего. Человек. Определённо человек. Военный врач, ранен в ногу… Ошибка, не в ногу, похоже, что-то с крылом… Какое крыло, идиот?! С плечом, это человек, человек! Почему в комнате стало тепло и свежо, как на летнем лугу?

Шерлок не отводит взгляда, Шерлок знает, что может очаровывать, Шерлок включает своё обаяние на всю катушку. Лишь бы заинтересовался, лишь бы не ушёл, лишь бы не исчез… Снова.

***

На третий день Шерлок с замиранием сердца предложил Джону чашку чая с молоком и печеньем. Тот с удовольствием выпил чай, даже не удивившись, что Шерлок знает его предпочтения, смёл крошки от печенья на блюдце и направился к кухонному окну.

— Для птиц, — со смущённой улыбкой пояснил он, заметив, как на него смотрит Шерлок. — Ты не против?

— Нет, — шепнул Шерлок, дождался, когда Джон снова усядется в своё кресло и увлечётся книгой, опустился у его ног и положил голову к нему на колени.

И облегчённо вздохнул, ощутив, как привычно лёгкие пальцы перебирают его спутанные волосы.


@темы: пре-слэш, мифические существа, Шерлок Холмс, Фанфик, Джон Ватсон

22:36 

Прогулка

Шизофрения, как и было сказано
Джон радостно бежит домой из парка. Кто-то не обращает внимания, кто-то ему улыбается, кто-то злится — их Джон легко обходит. Пробегается по луже, играя, пытается наступить на отражение солнца. Сегодня такой хороший день!

Вот и дверь их дома. Шерлок уже пришёл.

Джон просит его впустить. Дверь открывает миссис Хадсон, улыбается, говорит:

— Для Шерлока есть почта, захватишь?

Джон берёт почту и весело бежит вверх по лестнице, перепрыгивая ступени.

Шерлок сидит в кресле, улыбается, говорит:

— Привет, Джон!

Джон отдаёт ему почту, Шерлок благодарит. Джон садится в своё кресло. Ему хорошо.

— Джон! — зовёт Шерлок через некоторое время. — Нам нужно идти!

Джон готов. Джон всегда идёт за Шерлоком, с Шерлоком и даже иногда перед Шерлоком. Джон очень любит ходить с Шерлоком вместе. Это гораздо лучше, чем гулять одному.

Они садятся в машину и едут. Джон не любит машины, но Шерлок кладёт руку ему на шею, и он успокаивается.

Они выходят около ворот в длинном каменном заборе. Джон узнаёт это место, они часто сюда ездят. Там нельзя бегать, можно только смирно идти рядом с Шерлоком. Но Джон всё равно доволен.

Шерлок с Джоном идут мимо камней — маленьких и больших, гладких и шершавых. Некоторые камни пахнут, но Джон терпит — он знает, что Шерлок огорчится, если Джон начнёт всё изучать.

Они подходят к маленькому камню, возле которого останавливаются всегда. Шерлок опускается перед камнем на колени, Джон смирно сидит рядом.

На камне написано:

Джон Хемиш Ватсон
1971-2012
Верен в беде

Но Джон не умеет читать. В конце концов, он всего лишь собака.


@темы: ангст, Фанфик

23:25 

Не нужно

Шизофрения, как и было сказано
— Скажите это, Джон. Вам нужно сказать это. Вслух.

— Да…

***

<i>Вот и всё.

Не нужно больше беспокоиться и волноваться. Не нужно вскакивать среди ночи. Не нужно отпрашиваться с работы. Не нужно постоянно прислушиваться к телефону — не пискнет ли сигнал смс-ки… Кто теперь будет ему писать? Только рекламные рассылки да сообщения от оператора связи. Их не нужно читать. Не нужно…

Самое страшное уже случилось.

То, чего боялся с самого начала, с того момента, когда этот сумасброд добровольно сел в такси к убийце. То, из-за чего старая, как само человечество, молитва «Боже, дай мне жить» сменилась на не менее истовое «Пусть я умру, господи, но только не он».

Не сработало.
</i>
***

— Вам нужно сказать это вслух.

— Да…

***

<i>Нужно ли? Уже ничего не нужно.

Он сам уже не нужен.

Похоронами занялся Майкрофт, слишком ясно дав понять, что помощь ему не нужна. Его помощь не нужна. Он не нужен.
Не нужен, потому что когда был нужен — не помог. Не сумел.
Шерлок покончил с собой.

Зачем? Зачем?! Ведь в этом нет никакого смысла! Неужели, как эгоистичный подросток, руководствовался детским «Вот умру, и все пожалеют!»? Не пожалеют, нет. Журналисты радостно вгрызлись в его труп, считая самоубийство последним доказательством, признанием вины. А сам Шерлок… Что за чушь он нёс на той проклятой крыше?! Почему говорил о себе, как о лжеце? Почему пытался заставить поверить в клевету?

Невозможно. Невозможно постоянно быть свидетелем гениальности — и не верить в неё. Да, остальные могли, но они не жили с этим гением, не видели ежедневных, ежеминутных доказательств этой удивительной работы мысли!
</i>
***

— Вам нужно сказать это вслух.

— Да…

***

<i>Признаться? В чём? В том, что Шерлок ему был нужен гораздо больше, чем он сам Шерлоку? Что он жил им, дышал им, восхищался им?

Зачем?

Что могут изменить слова? Он сказал уже всё, что должен был: он просил Шерлока быть живым. Как угодно, кем угодно, только живым! Он бы последовал за Шерлоком везде и всюду…

Но не туда.

Шерлок оживил его, вытащил его из жесточайшей депрессии, дал смысл жить дальше — и отнял этот смысл. Но оставил само желание жить. Где бы ещё найти силы для этого…

Нужно. Нужно жить. Нужно бороться, нужно отвлечься. Нужно искать — не новый смысл, что лгать себе, но хотя бы причину.

Раз уж сам оказался не нужен. Раз его усилий не хватило для того, чтобы Шерлок остался жив. Раз не смог понять, не сумел поддержать, удержать… Раз виноват.</i>

***

— Вам нужно сказать это вслух.

***

<i>А за окном дождь. Грёбаный символизм. Шерлок бы посмеялся над этим.

Шерлок бы сказал: «Не нужно искать связь там, где её не может быть. Не нужно, Джон».

Не нужно. Не нужно искать связи там, где их нет. Смысл есть во всём, но не до всех причин нужно докапываться. И уж тем более не нужно говорить то, что ничего не исправит и никого не спасёт.

Не нужно.</i>

***

— Вам нужно сказать это. Вслух.

— Нет.


@темы: Джон Ватсон, "Рейхенбахское падение", Шерлок Холмс, Фанфик, ангст, драббл, преслэш, пропущенная сцена

11:27 

В коробке с карандашами

Шизофрения, как и было сказано
— Что это?

Джон вздрогнул — Шерлок подкрался к нему совершенно бесшумно. Стягивая куртку, он объяснил:

— У Гарри нашёл. Мой детский альбом и карандаши.

Вид у Шерлока был… мягко говоря, скептический.читать дальше

@темы: Джон Ватсон, Фанфик, Шерлок Холмс, повседневность, преслэш, флафф

Edalari's home

главная