05:50 

Правда /часть 3

Edalari
Шизофрения, как и было сказано
Порой восстанет брат на брата,
Безжалостно, неистово,
И все, что первый крикнет, - правда,
И что второй ответит, - правда,
Правда, да не истина.

Песенка о правде и истине, х/ф "Не покидай"


Шерлок приоткрыл глаза, расфокусированным сонным взглядом изучив уголок подушки. Ему только что приснился Майкрофт, надменно говоривший: «Он — твоя самая сильная слабость, Шерлок». В полусне Шерлок подумал, что сильная слабость — это и правда про Джона. Слабость настолько сильная, что от силы этой слабости у Шерлока слабеют колени. Он хихикнул, поняв, что его мозг зациклился на этом странном выражении, и смешок вырвал его из дрёмы. Сильная слабость — что за ерунда? Так вообще говорят? Даже во сне от Майкрофта нет спасения. Несёт всякую чушь…

Кстати… Шерлок поморгал и приподнялся на постели, оглядываясь. Джон ведь обещал вернуться.

Предрассветный сумрак наполнил комнату, заставляя потолок светиться голубым. Сколько же он проспал? И где Джон?

Шерлок встал, набросил халат и, быстро посетив ванную, вышел в гостиную, недоумённо моргнув. На полу вновь был расстелен ковёр, кресла заняли свои законные места перед камином, в котором догорал огонь, бросая красноватые отблески на стены и дремлющего в кресле человека. На маленьком столике стояла пустая чашка и пустой же стакан.

— Джон, — тихо позвал Шерлок. — Почему ты здесь сидишь?

Джон вздохнул, просыпаясь.

— Шерлок?

— Почему ты не спишь у себя в комнате?

Джон отвел глаза, слегка нервно взял стакан, обнаружил, что он пуст, проделал то же с чашкой, вздохнул и наконец ответил.

— Я… не хотел уходить далеко. Остался здесь, ну… чтобы слышать тебя. Если вдруг понадоблюсь.

Шерлок понял. Джон боялся, что в любой момент он исчезнет снова, что его возвращение только мираж, иллюзия. Джон боялся проснуться в этой квартире — проснуться в одиночестве.

— Ты мог лечь у меня. Со мной. — Шерлоку вдруг пришло в голову, что, несмотря на их поцелуй, Джон мог и не хотеть ничего… такого. — То есть, кровать большая, ты мог просто лежать рядом…

— Я не хотел тебе мешать, — мягко прервал его Джон. — Тебе необходим здоровый сон, а не…

— Не что? — Шерлок, не дождавшись продолжения.

— Не мои кошмары и сонные истерики, — раздражённо пояснил Джон. — Я бы не позволил тебе нормально выспаться, понял?

— Тебе снова снятся кошмары? Афганистан?

— Бартс.

Шерлока словно пригнуло к полу тяжестью этого слова.

— Я не должен был тебе говорить, — устало произнёс Джон, не вставая с кресла, дотянулся до бутылки на полке и налил в стакан джин на два пальца. — Прости. Будешь?

Шерлок мотнул головой. Он всё ещё стоял посреди гостиной, почему-то не решаясь опуститься в своё кресло, внезапно ощутив себя гостем в собственном доме — доме, ставшим настолько чуждым после долгого отсутствия.

— Ты… — Он откашлялся. Нужна нейтральная тема, срочно. — Ты поставил мебель на место.

— Да.

— Хорошо. Я ничего не слышал.

— Майкрофт помог.

Шерлок ошеломлённо уставился на него. Фантастическая картина Майкрофта — Майкрофта! — таскающего кресла вместе с Джоном, не укладывалась в голове.

— Майкрофт?! Сам?!

— Да. Он заходил, якобы принёс тебе какое-то новое страшно секретное дело. Но на самом деле хотел узнать, как ты.

Шерлок независимо фыркнул.

— Надеюсь, ты растопил его «делом» камин.

Джон удивлённо глянул на него и мотнул головой.

— Нет, конечно, вон папка на столе.

— Я больше никогда не буду ему помогать, — зло процедил Шерлок. — После того, что он тебе наговорил…

— Он спас мне жизнь, — перебил Джон, и Шерлок захлебнулся своими последними едкими словами.

— Как? — чуть слышно спросил он.

— Когда… тогда, — Джон неопределенно повёл в воздухе стаканом. — Я обивал пороги Лондонского отделения ВОЗ*. Просил направить меня на миссию в какую-нибудь горячую точку. Афганистан, Ирак, ЮАР… Куда угодно, только подальше от Лондона. Майкрофт, ну, он всегда в курсе. Перехватил меня однажды и рассказал…

Вот что такое сильная слабость, отстранённо подумал Шерлок, едва успев сделать два шага к столу и тяжело на него опереться, чтобы не упасть на колени перед Джоном.

— Господи, — прошептал он, зажмуриваясь от накатившего ужаса. — Джон… Прости. Прости меня. Я не думал… Прости. — Его голос окреп. — Джон. Я клянусь, я больше никогда не буду тебе лгать. Я никогда тебя не оставлю, клянусь!

Он не понял, когда Джон оказался прямо перед ним, обхватив его лицо ладонями.

— Ш-ш-ш, тише. Извини меня, я снова тебя расстроил. — Он наклонил голову Шерлока так, чтобы прислониться к его лбу своим. — Вот об этом я и говорил, о своей неуравновешенности… Я делаю тебе больно своей злостью, как будто тебе и без того мало досталось.

Шерлок осторожно потряс головой, пытаясь не разорвать контакт.

— Нет, ты не виноват, это я, всё из-за меня. Я не понимал… Я даже не подозревал, что ты будешь так же переживать из-за моей смерти, как я страдал бы из-за твоей.

— Это правда? — выдохнул Джон. — Ты бы страдал, если бы я…

— Бога ради, Джон! Я с крыши прыгнул, чтобы ты остался в живых! Ну, не только ты, — ради правды добавил он, — ещё Лестрейд и мис-м-м-м…

Глаза Шерлока изумлённо распахнулись и сразу закрылись от наслаждения, когда Джон заткнул его поцелуем, на этот раз отнюдь не мягким и осторожным.

Они слегка столкнулись зубами, но Джон тут же наклонил голову поудобнее, с жадностью сминая его губы, настойчиво проникая языком в его рот. Шерлок мгновенно обнял его, прижав к себе и не позволяя отстраниться, положил ладонь на его затылок, удерживая, заставляя целовать ещё глубже, ещё сильнее, жарче, настойчивей, мечтая, чтобы этот поцелуй длился часами, чтобы Джон не мог от него оторваться…

Джон резко приподнял его и усадил на стол, вклинившись между ног, с силой провёл по стройным бедрам руками, и Шерлок услышал собственный сдавленный всхлип. Он обхватил Джона ногами, вжимаясь пахом в горячую твёрдость под джинсами, и тихо застонал. Джон слегка прикусил его нижнюю губу и скользнул приоткрытым ртом по челюсти, и Шерлок ахнул, запрокидывая голову, подставляя шею под эти ненасытные губы.

— Джон… Боже мой…

А Джон уже нетерпеливо срывал с него халат, с тихим рычанием оставляя засосы и укусы на нежной коже шеи, ключиц, плеч, помня, однако, о его ранах и не прикасаясь к спине.

— Джон, — простонал Шерлок, нетерпеливо дёргая его рубашку. — Сними, ну сними же, чёрт… — И сорвался на внезапный крик, когда он легонько прикусил его сосок.

Джон немного отстранился, чуть нахмурившись.

— Тебе боль…

— Нет! — почти крикнул Шерлок, думая, что сейчас умрёт, если Джон немедленно не вернёт свои губы на его тело. — Да сними же ты это всё!

Кажется, он оторвал пару пуговиц от джоновой рубашки, но это не имело ни малейшего значения, когда его ладони добрались наконец до золотистой кожи, местами расчерченной белыми полосами шрамов. Джон застонал и прижался к Шерлоку ближе, желая ощутить как можно больше, всем телом врасти в другое тело, бледное, тонкое, гибкое, удивительно сильное и нежное.

— Шерлок!

— Ремень… — с трудом выговорил Шерлок, не в силах перестать гладить лопатки Джона, впиваясь пальцами в мышцы на спине. В его голове была невероятная сумятица, и это было бы непозволительно, если бы это не был Джон, Джон, с которым ничего не страшно, даже перестать думать, даже говорить правду, даже таять под поцелуями и стонать в голос. — Джон… Хочу тебя. Сделай же что-нибудь!

Услышав в голосе Шерлока отчаяние, Джон с силой рванул пряжку ремня и сдёрнул джинсы на бёдра вместе с трусами, потянул вниз пижамные штаны Шерлока настолько, насколько это было возможно при том, что тот по-прежнему сидел, изо всех сил обхватив его ногами, и наконец прижался своим раскалённым возбуждением к бархатисто-нежному члену Шерлока. Оба замерли и застонали.

Шерлок снова запрокинул голову, прижимаясь ближе, подтолкнул Джона пятками.

— Двигайся же! А-ах…

— Твои… чёртовы… штаны… — прорычал Джон, толкаясь в него.

Шерлок расцепил ноги, в мгновение ока сбросил брюки и вновь вцепился в Джона. Тот опустил руки на его поясницу, устраивая поудобнее, не удержавшись, прикусил мраморное плечо и нежно зализал укус.

— Джон… — шепнул Шерлок, и Джон скользнул ещё ближе, отыскивая подходящее для обоих положение и нужный ритм.

Дикое животное желание захватило их, словно слишком громкая, но прекрасная музыка, закружило во внезапном танце сумасшедшей страсти, не позволяя думать, разбивая на части и соединяя воедино, порождая новый, небывалый сплав белого золота и стали. Синий рассветный сумрак пылал вокруг них, сглаживая очертания лиц и тел, оплывал искрами пота на коже, жадно глотал приглушенные вскрики и сорванные стоны.

Ни один из них не имел возможности продержаться долго. Слишком давно, слишком безнадёжно они этого хотели, слишком неожиданно всё произошло, слишком измотаны они были физически и душевно.

— Джо-о-он… — и Шерлок выгнулся в его руках, практически ложась на стол, а Джон склонился над ним, толкнувшись ещё пару раз и простонал сквозь зубы:

— Шерлок, — упёрся руками в стол, пытаясь не упасть, позволив себе лишь опустить голову Шерлоку на грудь.

Тот не раздумывая обхватил его руками.

Чуть отдышавшись, Джон поднялся и с беспокойством посмотрел на Шерлока, пытаясь отыскать признаки дискомфорта физического или душевного.

— Ты в порядке?

Шерлок сиял. Трудно было подобрать другое слово, он чувствовал себя так, словно проглотил солнце, и теперь оно светит изнутри него прямо сквозь кожу, и мышцы, и кости, и все внутренние органы, и…

— Шерлок, — с нежностью сказал Джон. — Заткнись.

Шерлок засмеялся и немного удивлённо признался:

— Устал. Я говорил вслух?

— Да, — кивнул Джон. — Отпусти меня на минутку.

Шерлок неохотно послушался. Что-то зашуршало и звякнуло: похоже, Джон окончательно сбросил джинсы. Стукнула дверь в ванную. Шерлок пялился в потолок, ощутив наконец, что лежит на твёрдом холодном столе, и что-то бумажно тычется ему в поясницу. Он приподнялся на локтях, заставив вернувшегося Джона замереть с полотенцем в руках.

— Боже, Шерлок, ты прекрасен.

Шерлок улыбнулся немного неуверенно.

— Достаточно прекрасен, чтобы ты… остался?

Джон удивлённо хлопнул ресницами.

— Ты думаешь, я смогу уйти? Ты думаешь, я бы смог уйти, даже если бы этого не было?

Шерлок с облегчением выдохнул и опустился обратно на стол, прикрыв глаза. Сквозь дрёму он чувствовал, как Джон бережно вытер его, поднял на руки, яростно шипя:

— Совсем тощий, как так можно! Будешь есть пять раз в день.

— Да ты тиран, — пробормотал Шерлок ему в шею.

— Ещё какой.

Джон занёс его в спальню и уложил на кровать. Шерлок ухватился за него и испуганно открыл глаза.

— Не уходи.

— Я никуда не ухожу. — Джон лёг рядом и осторожно его обнял. — Я здесь.

— Хорошо, — сказал Шерлок и захихикал.

— Что?

— Папка, — сквозь смех выдавил Шерлок. — Сверхсекретная папка Майкрофта, единственное, что лежало на столе.

Джон захохотал.

— Надо будет его поблагодарить за удобные документы.

Так они и заснули, обнявшись и тихонько посмеиваясь.

@темы: романтика, Шерлок, Джон Ватсон, фанфик - слэш

URL
   

Edalari's home

главная