Edalari
Шизофрения, как и было сказано
Такси ехало слишком медленно, Шерлок не отвечал, и Джон от нетерпения и волнения едва не грыз телефон. Как он мог?! Как он мог не сообразить, что это подстава, как он мог оставить Шерлока одного в такой момент? Да когда же они приедут, чёрт возьми?

Кэб затормозил прямо перед выездом на площадь перед Бартсом, и Джон пулей вылетел из машины. Мелькнула и сразу же забылась недоумённая мысль: «Почему водитель не подъехал ко входу в госпиталь и не взял деньги?» Мобильник в руке вдруг ожил и зазвонил.

— Шерлок?!.

— Замри. Я тебя вижу.

— Себ… — Джон захлебнулся вдохом, как-то сразу поняв, что значит «Я тебя вижу», сказанное снайпером.
— Торин, — с горечью поправил Моран. — Неужели ты забыл абсолютно всё?

— Что… — Уотсон потёр лоб. — Что за чёрт?!

Воспоминания неспешно проявлялись сквозь мутный туман его мыслей. Он всё помнил, но почему-то совершенно не придавал этому значения, полностью погрузившись в проблемы реального мира. Он помнил, что встречался с Мораном и порвал с ним, узнав, что тот работает на Мориарти, однако знание о том, что Моран был ещё и Торином, мягко ускользало от него. Пока Дубощит сам не напомнил о себе.

— Что со мной?

— Драконьи чары. Он заворожил тебя.

— Кто? Дракон?! Здесь? Что за шутки?

— Я так и понял, что ты его не узнал. Да ты и не мог, постоянно находясь под действием его чар.

— Да о чём ты?..

— Твой Шерлок. Это Смауг.

— Он не мой, — автоматически отпёрся Джон, не вполне понимая, что говорит. — Подожди… Я не… Откуда ты знаешь?!

— Я встречался с ним. Пытался добраться до тебя, узнать, что произошло, но он меня не подпускал. А потом началась вся эта свистопляска с Падением…

— Подожди, — снова повторил Джон. — Почему я должен тебе верить?

— Потому что мне осталось жить около двух минут.

— Мориарти?

— Мориарти уже мёртв, — усмехнулся в трубку Моран. — Застрелился, поболтав с драконом. Всю эту игру затеял Холмс, чтобы окончательно убрать меня и сделать тебя своим. Драконы обожают многоходовки. Игры со смертными — это так весело… Но только не для игрушек.

— Откуда ты знаешь? — почти закричал Джон.

— Мне подсказали. Мне приснился Гэндальф, почему-то весь в белом… Ещё он сказал, что после моей смерти и ты, и Холмс забудете о Средиземье.

— Шерлок звонит, — тупо произнёс Джон.

— Не отвечай! Нет времени. Посмотри наверх. Нет! Не налево, здесь я. Прямо, на крышу госпиталя.

— О, господи! Что он…

— Он собирается прыгнуть с крыши у тебя на глазах.

Джон дёрнулся. Его просто разрывало на части.

— Бильбо, драконы не разбиваются.

— Но он человек сейчас… — Джон не узнал свой голос в этом жалком шёпоте.

— Глянь вниз, там гараж, видишь? За ним лежит спасательная подушка. Мне её видно. Ты мог бы попытаться заглянуть туда, но вряд ли дойдёшь, а у меня нет времени. Агент Холмса уже подходит к моему убежищу. Меня сейчас убьют, а я не сказал главное. Бильбо, мне объяснили, как мы можем вернуться. Вернуться домой, в Средиземье. Тебе нужно выбрать. Сейчас. Либо ты остаёшься здесь с Холмсом, Джон Уотсон, либо мы возвращаемся назад вместе, Бильбо Бэггинс. Шесть секунд. Выбирай.

Вернуться… У Джона закружилась голова. Вернуться в тот мир, в мир его снов, где у него был дом, была родня, которой не нужно стыдиться, были друзья, был Торин… Или остаться здесь, где был только Шерлок с его манипуляциями и экспериментами; где только в краткие моменты всплеска адреналина он ощущал себя нужным и счастливым.

Он снова глянул вверх. Шерлок напряжённо смотрел на него с крыши, говоря с кем-то по телефону.

Джон Уотсон печально усмехнулся.

Бильбо Бэггинс повернулся и посмотрел на соседнюю крышу, прямо в хищно сверкнувший оптический прицел.

— Разбуди меня.

Два выстрела слились в один.

***

Странные, наплывающие друг на друга картины: вот неприметный человек в сером отводит пистолет от окровавленного затылка снайпера, упавшего лицом на свою винтовку; вот Шерлок прыгает вниз — там и правда подушка, надо же… — бежит к лежащему посреди площади телу Джона, коротко ругается, глянув на аккуратное пулевое отверстие в середине его лба, и в ярости пинает труп, затем разворачивается и уходит, кратко командуя в мобильник: «Отбой», уходит искать себе новую игрушку вместо сломавшейся; вот человек, следящий за миссис Хадсон, отвечает на звонок, собирается и отправляется к своему работодателю за новыми инструкциями; вот Майкрофт Холмс с недоумением разговаривает с братом, не понимая, что происходит, но прекращает беспокоиться, наблюдая за пляской золотых искр в некогда серых глазах…

А потом Бильбо скрутило так, что было бы у него тело — он бы взвыл. Мир вцепился в него зубами и когтями, не желая отпускать, и ему пришлось рваться изо всех сил, словно из пут кошмарного сна, зная, что проснуться можно, но не имея понятия, как. Это было словно отталкиваться от тумана, словно трясина держит со всех сторон сразу. Проскочила странная мысль: «Вот что чувствует пыль в работающем пылесосе», заставив мимолётно развеселиться.

А потом реальность — или всё же сон? — внезапно отпустила его с практически ощутимым «Чпок!»

И Бильбо открыл глаза.

Прямо над ним с дикими воплями незнакомый гном отбивался от двух орков… Поправка: два орка пытались отбиться от гнома. Бильбо быстро откатился в сторону, чтобы на него не наступили, и попытался сообразить, почему он валяется прямо посреди поля боя. Впрочем, боль в затылке сразу подсказала, что волшебное Кольцо хоть и даёт невидимость, но от пролетающих мимо камней не защищает.*

Куда он шёл? Торин! — обожгло болью воспоминание. Хоббит встал на четвереньки, отполз подальше от дерущихся, вскочил и побежал на вершину.

— Нет! Нет! — простонал он, увидев лежащего на льду гнома. — Только не снова!

— Бильбо… — выдохнул Торин, когда тот рухнул над ним на колени и принялся расстёгивать его пояс.

— Молчи, тебе нельзя разговаривать. Бл***! Что же делать?! Не мечом же тебя штопать!

— Это поможет? — раздался над ними голос мага, и на лёд опустилась старая медицинская сумка Джона Уотсона.

Бильбо заглянул в сумку и вскрикнул от радости: все инструменты и лекарства были на месте — даже в Афганистане так почти никогда не бывало.

— Помоги мне перетащить его на камни!

Вдвоём они быстро перенесли гнома с замёрзшего озера на твёрдую почву, умудрились снять с него одежду и кольчугу, и Бильбо начал операцию. Да, у этого тела не было навыков военного хирурга, однако у хоббита были зоркие глаза и верные руки; в конце концов, он весьма недурно бросал каштаны!

Через некоторое время Гэндальф спросил:

— Я могу помочь?

Бильбо бросил на него быстрый взгляд, моргнул от изумления и попросил:

— Можешь сделать так, чтобы вокруг него было тепло?

Маг кивнул и принялся водить над ними своим посохом. Бильбо выдохнул и тихо сказал:

— Теперь всё будет хорошо, Торин. Ты не умрёшь. Не на этот раз.

***

Выхаживать Дубощита тоже пришлось хоббиту. Даин привёл с собой исключительно воинов, знахари отстали от армии на марше. Эльфы высокомерно заявили, что не собираются лечить гнома, хотя Бильбо подозревал, что они просто не умеют. Неожиданно помогла заплаканная рыжая эльфийка, чьего имени хоббит не помнил, но она ушла сразу после того, как похоронили Фили и Кили.

А Торин, пометавшись в бреду несколько дней, пришёл в себя. После того, как лихорадка отступила, он начал поправляться со скоростью, вызывавшей искреннее изумление у хоббита с памятью военного врача. Всё-таки гномов было не так-то легко убить.

У Бильбо появилась надежда, что он сможет вернуться в Шир ещё до того, как его объявят мёртвым и Бэг-энд разорят его шустрые соседи. Торин, которому было скучно просто лежать и выздоравливать, постепенно вытянул из него эту историю. Он, кстати, тоже сохранил память Себастьяна Морана и смог объяснить то, что хоббиту было ещё неизвестно.

Он действительно вспомнил всё в бассейне, когда впервые увидел Джона в прицел. Именно потому у него так тряслись руки, что лазерная метка скакала по Уотсону, как сумасшедшая. Торин был в ужасе, осознав, что в этой жизни стал преступником, но выйти из организации Мориарти он уже не мог — его бы просто убили.

Бильбо попытался понять, когда же в Холмсе проснулась память дракона. Он был уверен, что до баскервильской лаборатории его соседом и другом был именно Шерлок — восхитительный, слегка сумасшедший гений, спасший погибавшего в рутине послевоенной жизни Джона. Возможно, дело было в том наркотике, которым детектив надышался в овраге…

Впрочем, сейчас это уже не имело значения. Даже если посмертные видения Джона были правдой, дракон остался в ином мире. А в этом Торин практически выздоровел, и Бильбо, попрощавшись с гномами, отправился домой. Ему подарили хорошего сильного пони, и сопровождавший его Гэндальф удивлялся тому, как сильно хоббит спешит вернуться в Шир. А мистер Бэггинс не собирался рассказывать магу о своей двойной памяти. Он очень ясно увидел разницу между Гэндальфом Белым, подавшим ему медицинскую сумку Джона, и Гэндальфом Серым, появившимся немного позже.

Ещё Бильбо помнил о Кольце, и твёрдо решил, что не станет оставлять эту проблему ещё не родившемуся племяннику. Несмотря на старческое слабоумие, охватившее его после уничтожения Кольца, он неплохо запомнил из рассказов маршрут путешествия Фродо, и собирался отправиться в Мордор сам — вот только отстоит Бэг-энд да немного отдохнёт. В глубине души он надеялся, что это поможет ему справиться с разлукой с Торином.

Бильбо понимал, что не сможет остаться в Эреборе: гномьи дворцы — они хороши для гномов, а его место — в его уютной норке у камина.

Но глупое сердце всё равно тихонько ныло.

*

Варда мягко улыбнулась и погасила зеркало. Возможно, она поступила опрометчиво, вмешавшись в ход времени и изменив судьбы всего Средиземья, но… Почему-то ей казалось, что всё будет хорошо.

*

Прямо перед въездом в Лихолесье Гэндальф вдруг сказал:

— Похоже, мне пора.

— Что? — удивился Бильбо. В прошлый раз маг проводил его до самой границы Шира. — Подожди, я же один не справлюсь!

— Ты не будешь один, мой дорогой Бильбо, — с улыбкой ответил Гэндальф и неожиданно подмигнул. — Думаю, я вам буду мешать. Ждите меня в гости к осени!

Хоббит обернулся и тихо охнул. Их догонял Торин верхом на пони.

— Как… Что…

Гном остановился рядом с Бильбо. Он широко улыбался, но на дне синих глаз плескалась едва заметная неуверенность.

— Я решил, что слишком подвержен драконовой болезни, чтобы быть хорошим королём, и отрёкся в пользу Даина. Да и тебе нужно помочь справиться с жадными соседями…

— Они не жадные, они хозяйственные, как все хоббиты, — ответил Бильбо. — А… Что ты думаешь делать потом?

— Ну… Возможно, в твоей норе найдётся уголок для гнома? Я, между прочим, очень хороший кузнец. Смогу оплачивать тебе проживание, если ты вдруг решишь побыть… хозяйственным.

Бильбо счастливо расхохотался.

— Уверен, что как-нибудь смогу тебя прокормить, твоё бывшее величество.

— А как насчёт картошки? — с весёлым намёком спросил Торин.

— Будет тебе картошка, — ухмыльнулся хоббит.

— Вот и договорились. — Торин посерьёзнел и обнял Бильбо за плечи. — Я скучал. — Мгновенно отстранился и подхватил поводья. — Поехали спасать наш дом, Мастер-Взломщик.

Надо же, удивился Бильбо, оказывается, вот оно какое — счастье.